04 апреля 2020
276

Россию в условиях нефтяного кризиса спасут дачи, резервы и менталитет

Глобальный коллапс бьет по всем мировым державам

Мир в последнее время пережил невероятный резонанс нескольких важных событий, к сожалению, печальных и опасных для человечества и глобальной экономики. Их последствия мы будем ощущать долго: шок пандемии коронавируса и внезапной изоляции, шок рецессии и шок нефтяного кризиса. А 1 апреля закончилось действие взаимных ограничений по соглашению ОПЕК+, но рынок уже в руинах.

Первый шок – это переход коронавируса от эпидемии в Китае и еще нескольких странах до пандемии с числом заболевших, которое в ближайшие дни перевалит за миллион. Концентрация заболевших неожиданно для всех открылась не в развивающихся странах, обычно страдающих от землетрясений, тайфунов и эпидемий. Теперь в эпицентре США, Италия, Испания, Франция и далее по списку старого ЕС, включая Люксембург (по относительным показателям). Это полная инверсия традиции со времен испанки – и некоторые элиты впали в ступор.

Внезапность эпидемии застала Всемирную организацию здравоохранения и все правительства врасплох, вакцины пока нет. Все лечатся по-уханьски – изоляцией и самоизоляцией. Дожили до того, что Россия из-под санкций помогает бороться с коронавирусом Италии и даже США. Шок радикальной изоляции стран и регионов, семей и индивидуумов ломает образ жизни в мире, но немного легче переносится в странах, где люди более замкнуты, меньше общаются.

В России картина различается по регионам, и самый трудный случай – Москва. Но тут у русских опять есть секретное оружие, тайно готовившееся со времен Никиты Хрущева. Это миллионы дач, которые в России не привилегия только 10% богатых. Есть оценки, что при 63 млн семей в стране (40–45 млн в больших городах) у россиян более 20 млн загородных домов – от совсем маленьких и простых до коттеджей новых русских. Семьи разбрасывают домочадцев в том числе туда, где можно безопасно от вируса погулять вдоль бескрайних полей и рек.

Между тем энергопотребление и особенно потребление нефти везде падает, в том числе в России.

Дальше развитие рецессии пойдет по цепочке, причем многое будет зависеть от мировой торговли, которая уже серьезно пострадала. Забегая вперед, не обнадежим: скоро будет шок сокращения товарного импорта всех стран – экспортеров энергоносителей. Уже наблюдаются сжатие ВВП стран-экспортеров, рост неопределенности в мировых отношениях, сокращение финансовых ресурсов гастарбайтеров, падение импорта из развитых стран. И не забудем о коллапсе высокодоходного туризма. Сезон-2020 упущен у чемпионов – Италии, Испании и Франции. На круизные лайнеры тоже никто сейчас не польстится. Все это сокращает спрос на топливо.

Синхронность спада по странам мира уникальна и исчисляется днями, а не кварталами, как обычно. Китайское промышленное производство в феврале снизилось на 14%, спрос на дизельное топливо упал почти на 40%. Мировая авиация осуществляет около 60 тыс. рейсов в день вместо 180 тыс., экономя несколько миллионов баррелей керосина. Избыток нефти на рынке в первом квартале оценивается примерно в 4 млн барр.

В этом экономическом шторме экспортерам любого сырья надо бы сокращать предложение (хотя времени практически не было). Ранее соглашение ОПЕК+ в общем и целом устраивало основную массу потребителей нефтепродуктов, переработчиков нефти и почти всех экспортеров. Динамика мирового баланса в 2018–2019 годах была незатейлива в округленных величинах: мировой спрос на нефть прирастал на 1 млн барр. в день, а США санкциями против Ирана и Венесуэлы выдавливали место для экспорта своей сланцевой нефти. И это как-то с нервами, но работало до рецессии. В любом случае было бы трудно сохранить равновесие в треугольной конкурентной игре для США – Саудовской Аравии и России при резком падении спроса и неопределенности по его срокам. Есть буфер во времени – резервы хранения нефти, но они будут заполнены в течение нескольких месяцев. Правительство США начало закупать нефть про запас.

Наша мысль проста: во время шторма не надо раскачивать лодку, а иначе «в джунгли придет великая сушь», как рассказывал нам великий Редьярд Киплинг. Теперь мы наблюдаем удивительную картину общего коллапса коммерческих интересов. Сланцевая нефть как отрасль в США приспособилась было к цене 50–60 долл. и стала прибыльной для инвесторов. Но теперь наращивать ее добычу становится бессмысленно с точки зрения рентабельности. Буровые вышки сами, конечно, не банкротятся, а переходят из рук в руки, но бесконечно снижать издержки добычи в надежде на хороший доход трудно на фоне внезапного обрушения рынка.

У Саудовской Аравии низкие издержки добычи и большие государственные расходы. Заметим, что королевство подталкивали к ценовому соревнованию с Россией еще в 2002 году. Но далеко неясно, что может выиграть Саудовская Аравия в долгосрочном плане при таком обвале рынка: вернуть доходы будет нелегко. Добавлю, что многие экспортеры нефти в ОПЕК и вне ее оказались пострадавшими «невинными байстендерами». Они несут колоссальные бюджетные потери во время пандемии и рецессии и не имеют возможности повлиять на свое положение.

У России свои сложности по добыче, и ее бюджет существенно зависит от нефтяных доходов, но у нее есть финансовые резервы. Да и в целом у страны свои традиционные методы выживания в случае кризиса, включая психологическую устойчивость.

Видимо, ближайшие несколько месяцев покажут, как страны смогут одновременно управиться с шоком пандемии, социальной изоляции, рецессии и ценовым шоком на нефтяном рынке. Хотя должны пойти вниз также цены на другие сырьевые товары, и не только сырьевые.

Мы знали, что живем в «интересное время», как говорится в китайском, кажется, негативном пожелании. Но теперь идет великая сушь – посмотрим, как на эту новость отреагируют мировые политические джунгли.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован